Банк России вернулся к практике привлечения долга на Западе, несмотря на рост ЗВР до рекордных отметок около 600 млрд долларов.

По итогам первого полугодия ЦБ занял на внешних рынках 2 млрд долларов, увеличив общий размер задолженности по взятым кредитам до 4,568 млрд долларов, следует из его статистики по внешнему долгу РФ.

За год – с 1 июля 2020-го по 1 июля 2021-го – объем привлеченных центробанком кредитов подскочил почти в 5 раз и достиг рекордного уровня с 2018 года.

Общий внешний долг ЦБ также вышел на 3-летний максимум и составляет 15,134 млрд долларов, из которых 30% приходится непосредственно на кредиты, а остаток – на позицию в специальных правах заимствования МВФ и депозиты нерезидентов, которые те разместили в центробанке.

Последний раз ЦБ по-крупному занимал валюту на Западе во второй половине 2017 года, когда Россия оказалась на грани банковского кризиса, и один за другим посыпались крупнейшие частные банки – сначала ФК «Открытие», а затем Бинбанк и Промсвязьбанк.


«Открытие», лопнувший в первым, был крупным клиентом ЦБ по операциям валютного репо, привлекая долларовые кредиты под залог суверенных евроооблигаций России. Когда банк оказался на грани коллапса, ЦБ привлек займы на 7 млрд долларов и увеличил свой внешний долг до исторического максимума с 21 млрд долларов.

Впоследствии регулятор вернул эти займы и удерживал объем долга на уровне 11-12 млрд долларов.

Но теперь долг ЦБ снова растет, и вместе с ним за валютой на Запад идут российские банки, прежде устойчиво гасившие внешние займы. За первую половину года они увеличили задолженность перед иностранными кредиторами на 5,4 млрд долларов, до 77,592 млрд.

Темпы роста долга (на 7% за полгода) и устойчивость этого процесса (два квартала подряд) ЦБ зафиксировал впервые с 2013 года – последнего периода, когда российская банковская система могла свободно привлекать финансирование за рубежом.

Кредитные организации идут за долларами и евро на внешние рынки на фоне «дыры» в валютном балансе, которую ЦБ фиксирует с конца прошлого года и которая продолжает увеличиваться месяц от месяца.

В январе обязательства банков в валюте превышали валютные активы на 9,2 млрд долларов, а к июлю этот разрыв достиг 21,6 млрд стал рекордным за всю историю доступной статистики.

Причина «дыры» – в масштабном притоке валюты в систему, который та не смогла «переварить», объясняет начальник аналитического управления БКФ Максим Осадчий.

С декабря по июль счета физлиц и юрлиц пополнились на 15,4 млрд долларов, и банки начали испытывать проблемы с размещением валютных средств – часть из них, по всей видимости, была вынуждено конвертирована в рубли и инструменты в национальной валюте.

Валютная дыра не так опасна как балансовая, подчеркивает Осадчий: банки компенсируют «перекосы» забалансовыми активами, например производными инструментами (форвардами, фьючерсами, опционами, свопами и т. д.).

У банков в настоящий момент нет проблем с валютной ликвидностью, пишет ЦБ в июльском обзоре «О развитии банковского сектора».

Кредитные организации располагают ликвидными активами на 46,6 млрд долларов, которые представляют из себя главным образом наличную валюту на корсчетах в банках-нерезидентах. «Это адекватный уровень, позволяющий покрыть около 20% валютных средств клиентов, или 14% всех валютных обязательств», – указывает регулятор.